Интервью Hołownia было опубликовано в преавторизационной версии. «Мне не стыдно за кого я проголосовала»

Интервью Hołownia было опубликовано в преавторизационной версии. «Мне не стыдно за кого я проголосовала»

Интервью Онета с Шимоном Холовниа показывает, что он видит необходимость реформировать судебную систему, но не приемлет методы нынешней власти, используемые в этой области. Он признал, что на последних выборах он голосовал за Павла Залевского от Гражданской коалиции и не был ни счастлив, ни стыдился этого. Он называет нынешнее состояние «отходом от демократии» и предсказывает, что хаос в этой области будет углубляться. Отвечая на вопрос журналистов, он не хотел объявлять или исключать сокращение прошлого «толстой линией».

— Почему-то я не могу идти в ногу с таким мышлением. Господа, вы ожидаете, что я скажу «давайте выведем писателей из работы» или «не позволю писателям выйти из работы», когда я стану президентом? — спросил он. — Это очень хороший момент, чтобы сказать, что меня не интересуют «депизизация», «написание» или «деплатформация …» двигаться вперед, — сказал он.

Hołownia объявила, что наложит вето на правила, либерализующие доступ к абортам. Он не хотел быть настолько ясным в отношении таблеток «утром после». — Почему вы ожидаете от кандидата в президенты, что, не поговорив с заинтересованными, у него будет четко сформированный взгляд на наличие контрацепции на следующий день? — спросил кандидат в президенты. Он также раскритиковал слова архиепископа Едрашевского о «радуге». — На мой взгляд, в целом отношения между католической церковью и польским государством действительно требуют срочного упорядочения, — подчеркнул он.

Шимон Холовня объявил о созыве Совета министров по водному кризису. Он указал, что в некоторых повятах идет дождь столько же, сколько в Марокко, и в Польше сложилась такая ситуация, как в Египте. — Нет сомнений в том, что деятельность человека влияет на изменение климата. Поскольку нынешний президент сомневается в этом, у Польши должен быть другой президент, сказал он в ближайшее время.

В конце интервью беспартийный кандидат должен был опровергнуть обвинение в слишком большом мире и слишком мало конкретных ответов. «Мне надоели ответы, которые слишком сильно упрощают реальность и снова подталкивают ее к межплеменному конфликту», — защищался он. — Я бы не рискнул всем в своей жизни, если бы думал, что Польша нуждается лишь в незначительных исправлениях. Это решение, которое я принял, энергия, которую я ассоциирую с ним, и энергия, которую я вижу в людях, очень ясно говорит: «давайте изменим это». Давайте изменим это, потому что мы должны изменить это, — заключил он.